Человечество не готово воспринять идею мира без Бога

          От редактора сайта. У замечательного автора приключенческих романов Бориса Акунина, перу которого принадлежат цитируемые ниже строки, читатель не найдет сочинения с таким названием. Желая опубликовать на нашем сайте маленький фрагмент его романа «Алтын-толобас», мы взяли для названия слова одного из его персонажей. Уж очень современно то, что вложил в его уста писатель, хотя публикуемый диалог по задумке Акунина происходил… аж в XVII веке.

- Я одного не возьму в толк, - задумчиво произнес капитан. – Зачем вам, дорогой господин Вальзер, все золото вселенной? Вы достаточно состоятельны, чтобы обеспечить себя всем необходимым.

- Вы совершенно правы, мой друг. Я сразу понял, что вы не только храбры, но и проницательны. Тем легче мне будет признаться вам, человеку умному и великодушному…

- В чем? – улыбнулся фон Дорн. – Вы что, ошиблись, и в Замолее написана какая-нибудь бессмыслица?

- Вы угадали: в Замолее не содержится рецепт изготовления Философского Камня. По очень простой причине – из одного элемента невозможно добыть другой, из ртути никогда не получится золото. В наш просвещенный век никто из настоящих ученых в эти алхимические бредни уже не верит. Этот древний папирусный манускрипт, которому больше полутора тысяч лет, совсем о другом. Простите меня, мой славный друг. Я обманул вас.

В этой книге спасение человечества. Не больше и не меньше. Непросвещенному и неподготовленному уму она может показаться страшной. Даже и ученому мужу, если его разум незрел, а душа находится во власти ложных верований, опасно читать эти страницы.

Помните, я говорил вам, что в потайном сундуке константинопольских базилевсов хранились раннехристианские еретические книги? Это – одна из них, самая знаменитая, которую никто не видел больше тысячи лет, так что о ней сохранились лишь смутные предания. Известно ли вам, - понизил голос аптекарь, - что подлинных евангелий было не четыре, а пять? Пятое жизнеописание Иосифова сына составил апостол Иуда. Да-да, тот самый. Сведения о кончине того, кто выдал мессию Синедриону, противоречивы. У Папия Иерапольского читаем, что Иуда дожил до преклонных лет. Человек, близко знавший Христа и погубивший его, оставил подробное жизнеописание так называемого Спасителя. Пятый евангелист не только разъяснил, почему он положил конец мессианству Иисуса (само собой, не из-за тридцати серебряных монет), но и рассказал о Назаретянине всю правду, без лжи и прикрас. На заре христианства эта рукопись ходила по рукам и многих отвратила от новой веры. Потом, со времен императора Константина, сделавшего христианство государственной религией, «Евангелие от Иуды» вдруг исчезло. Теперь-то понятно, куда оно делось: все списки были уничтожены, а оригинал остался в тайном книгохранилище кесарей. Заглядывать в этот манускрипт воспрещалось под страхом погубления души, но и уничтожить древнее свидетельство базилевсы не посмели.

Одолев лишь первые четыре страницы, я узнал про Иисуса такое, что смысл всех его деяний предстал передо мной в совершенно ином свете! Если б предъявить миру только эти четыре страницы, и то вся христианская вера пришла бы в шатание! Знаете ли вы, кем на самом деле был Иисус из Назарета и чем он занимался первые тридцать лет своей жизни?

- Не знаю и знать не желаю! – вскричал фон Дорн. – То есть, нет – знаю и не хочу знать ничего иного! Спаситель был сыном плотника и помогал отцу, а потом отправился проповедовать Истину.

- Вот-вот, точно так же слепы и все прочие христиане. Мрак суеверия для вас предпочтительней света правды. Ладно-ладно, не затыкайте уши. Я не стану ничего рассказывать вам про Христа.

- Зачем же вам нужна этакая страсть? Что вам в ней? Пусть лежала бы себе в сундуке еще полторы тысячи лет.

- Нет, друг мой, уже пора! Сто лет назад было еще рано, а теперь в самый раз, с глубоким убеждением сказал Вальзер. – В шестнадцатом столетии людской разум был еще слишком окутан мраком невежества, человек еще не поднялся с колен. А наш с вами просвещенный век явил великие открытия: о том, что Земля не центр Вселенной, а всего лишь одна из планет, вращающихся вокруг светила, или о том, что…

- Не может быть! – вскричал потрясенный капитан. – Всякий видит, что это Солнце обращается вокруг Земли!

- Не всегда нужно верить своим глазам – улыбнулся ему аптекарь, как неразумному дитяте. – Вашему взору, например, представляется, что Земля плоская, а она кругла, как яблоко.

А сколько чудесных открытий свершила физическая и химическая наука! А медицина! Никогда еще человек не знал о себе и природе так много. Разум наконец-то приучается мыслить бесстрашно и самостоятельно, он избавляется от детских пеленок. Человек нынче чувствует и понимает себя совсем по-другому. Узда слепой, нерассуждающей веры нам больше не нужна. Это прежде, в темную и жалкую эпоху, религия была необходима, чтобы посредством страха Божия подавлять в наших диких предках звериные желания и ужас перед загадками бытия. Ныне же большинство загадок, ранее казавшихся непостижимыми, благополучно разрешены наукой. Ученые добрались бы и до всех прочих природных тайн, если бы их рассудок не был скован суеверием. Все, друг мой, христианство исчерпало свою полезность. Его надо сбросить, как подросший ребенок сбрасывает платье, ставшее слишком узким и стесняющее рост. Чтоб двигаться вперед, дальше, выше, человеку отныне понадобится не вера в чудо, а вера в собственные силы, в собственное разумение. Если люди узнают правду о Христе и истоках его учения, произойдет великий разброд в умах – куда более созидательный, чем во времена Реформации. Ведь любая встряска, любое разрушение единомыслия благотворно для работы мысли. Многие, конечно, в страхе отшатнутся, заткнут уши и закроют глаза. Но немало сыщется и таких, кто станет жадно внимать новой истине. И это будут лучшие из людей! Мы с вами стоим на пороге Золотого Века! Как разовьются наука и искусство, как возвысится образование! А главное – человек перестанет пресмыкаться перед Высшим Существом, которого на самом деле не существует. Если же люди не будут унижаться перед Властителем Небесным, то очень скоро они не захотят простираться ниц и перед властителями земли. Возникнет новое общество, состоящее из гордых и уважающих себя членов. Вот цель, достижению которой не жаль посвятить свою жизнь!

- А как же Дева Мария, Пресвятая Заступница? – тихо спросил фон Дорн. – Раз Бога нет, то и ее тоже? И вечной жизни тоже нет? После нашей смерти ничего не будет? Но зачем тогда жить?

- Чтобы пройти путь от бессмысленного зародыша до мудрого и благородного старца, который знает, что прожил свою жизнь сполна и испил ее до самого донышка… У меня есть план. Я обоснуюсь в Амстердаме, где мракобесие не в почете. Я куплю типографию и издам Книгу. Я наводню ею всю Европу. Уверяю вас, через два или три года поднимется волна, по сравнению с которой Лютерова ересь покажется христианству легкой забавой.

- И снова начнется религиозная война, как после Лютера? – спросил Корнелиус. – Одни будут убивать во имя веры, а другие во имя разума? Нет, герр Вальзер, нельзя подвергать души такому испытанию. – Капитан постепенно говорил все быстрее, все громче. – Мир несовершенен и жесток, но таким он стал естественным образом, никто его не принуждал и не подталкивал. Пусть уж все будет, как будет. Если вы правы, и Бог человеку не нужен, то пусть люди додумаются до этого сами, без вашего Иуды… Только я думаю, что Бог будет нужен всегда. Потому что Бог – это надежда, а надежда сильнее и светлее разума. И Иисус тоже будет нужен! Тут ведь дело не в том, кем он был на самом деле, что делал или чего не делал… Я не умею вам этого объяснить, но я чувствую, знаю: без Иисуса нельзя…

Аптекарь опустил голову и закрыл глаза. Умолк. Корнелиус терпеливо ждал. Наконец Вальзер с тяжелым вздохом молвил:

- Что ж, я сокрушен и раздавлен тем, что не смог убедить в своей правоте даже вас, человека умного и благожелательного. В конце концов, вы лишь повторяете мои собственные сомнения. Я хотел испытать на вас, готово ли человечество воспринять идею мира без Бога. Теперь вижу, что не готово.

наверх


поддержка сайта