Нужна государственная защита от лжемедицины

Из Бюллетеня № 2 «В защиту науки» Комиссии РАН по борьбе с лженаукой.

После снятия цензуры в нашей стране, что само по себе было благим делом, проявилось одно из побочных последствий, принявшее размеры стихийного бедствия с человеческими жертвами - это безудержная, наглая реклама всякого рода «целительных средств» - препаратов, приборов, обладающих могущественной силой излечивать болезни, с которыми не в силах справиться современная медицина, или сулящих мгновенное излечение там, где обычная медицина требует длительного, трудного лечения. Не обладающий медицинским образованием человек, а таких ведь большинство – беззащитен перед этим натиском. Больной, подавленный грозным диагнозом – рак, лейкемия и т.п. – готов броситься к любому, кто посулит ему спасение.

Тысячи шарлатанов, корыстолюбцев или полуобразованных людей с неадекватной психикой, уверовавших в собственные бредовые идеи и целительные способности, (последний случай - не худший, тут не корысть главный двигатель) обирают больных, и, что опаснее, – отвращают их от лечения, которое может предложить им реальная медицина. Когда же обманутый ими больной, увидев бесплодность магических средств, обращается к врачу, время бывает упущено – злокачественная опухоль, например, становится неоперабельной. Надо трезво понимать, что за каждым таким целителем - длинный ряд могильных крестов, и это гораздо страшнее, чем опустошенный карман легковерного пациента.

Весьма типична для нашего времени спекуляция на уважении к науке. Рекламируются всякого рода браслеты, капсулы, пирамиды и тому подобные знахарские амулеты, но со ссылкой на какое-нибудь научное открытие.

Особенно популярны в последние годы всякого рода целительные приборы с излучением, да еще лазерным или радиочастотным. Кто может устоять против их рекламы? Тут и ссылки на научные основы и обещание излечивать 300(!) разных болезней и освобождение от необходимости обращаться к врачу, а противопоказаний, ограничивающих обычно применение эффективных средств лечения, – никаких.

По моим наблюдениям, такого рода лжемедицину объединяет ряд характерных признаков.

1. Авторы ссылаются на сенсационное открытие как основу своего прибора или метода. Однако открытие это никем из серьезных профессиональных ученых не подтверждено. Очень характерно, что открыватель или журналист, рекламирующий «гениальное открытие» в силу подкупа или слабости образования, обвиняют традиционную науку в косности, «зажиме» нового. Это очень удобный довод, тем более что история науки, в особенности науки в Советском Союзе, знает множество историй, когда научный результат отвергался в угоду идеологии. Одна лысенковщина чего стоит. Однако стоит напомнить, что мошеннические обещания давали именно лысенковцы, а не те достойные представители истинной науки, которые осмеливались им возражать. Поэтому современная лженаука зря пытается рядиться в одежды новаторов, гонимых консерваторами от науки.

За долгий путь наука выработала способы отличать добротные новые результаты от фальсификаций и добросовестных заблуждений. Главным условием достоверности открытия служит его подтверждение в независимой лаборатории. Современная наука движется плотным фронтом, а современные средства информации быстро делают общеизвестным любое научное открытие. Если оно значимо, то быстро подтверждается другими учеными, подхватывается и развивается, становится достоянием научного сообщества. Если открытие может найти практическое применение, особенно в медицине, то можно быть уверенным, что это будет сделано очень быстро, если не у нас в стране, то за рубежом, потому что вокруг фундаментальной науки сложилось плотное кольцо фирм, следящих за ее успехами и готовых быстро реализовать их практически. Это очень доходное и потому высоко конкурентное поле. Но никто не спешит вкладывать средства в «гениальные» открытия, никем не подтверждаемые.

Характерно, что авторы таких открытий обычно попадаются в ловушку, которую сами себе ставят. Они любят рекламировать свое открытие как уникальное, никому другому не известное и неповторимое. А это верный признак того, что такое открытие – пустышка, дутая реклама. Например, модно спекулировать на авторитете и достижениях физических наук, на всякого рода излучениях, особенно с прилагательными «квантовое, высокочастотное», и «полях» - нейтронном, нейтринном или еще «лептонном». Последнего просто не существует в природе, но ловкие псевдоученые, спекулируя на его призрачном оборонном значении и секретности, вытянули из государственного кармана многие миллионы, если не миллиарды рублей. Это на совести чиновников, зачастую в весьма больших чинах, либо бессовестно корыстных, либо дремуче невежественных.

В этой связи интересно вспомнить один хорошо известный случай из истории науки. Сразу после открытия рентгеновских лучей, произведших глубокое впечатление в обществе, последовал еще ряд «открытий» новых видов лучей, но они не подтвердились, и шум скоро сник. Известна почти анекдотическая история, как было закрыто одно из таких открытий. Это сделал известный физик Роберт Вуд. Во время демонстрации ему чудотворного действия новых лучей, которые нужно было наблюдать в темноте, Вуд, воспользовавшись темнотой, убрал из прибора призму, без которой эти лучи просто не могли появиться. Не заметив этого, автор открытия продолжал увлеченно рассказывать об эффекте действия своих лучей.

Хотя разоблачить фальшивки не всегда бывает так просто, у них есть один абсолютно достоверный признак. Если никто, кроме автора, не может повторить его результат, значит, его не существует.

Добротный ученый, претендующий на открытие, точно описывает условия своего опыта, так как он заинтересован в подтверждении результата другими и в признании его приоритета. Напротив, недобросовестный человек темнит, окутывает свой метод секретностью, говорит о его уникальности, а если речь идет о лечебном средстве, то спешит рекламировать его, оберегая свою монопольность.

Лечебное применение всякого рода полей и излучений шумно и навязчиво рекламируется в печати, на радио и телевидении со ссылкой на фундаментальные научные открытия. Так, было «открыто», что в организме, помимо общеизвестных нервной и химической регуляций, существует еще регуляция лучевыми сигналами –световыми, исходящими из клеток тела, и радиочастотными. Этим «открытиям» уже не один год, но никто, кроме самих авторов или немногих зависимых от них лиц, не подтвердил их. А это приговор, и он означает, что этих сигналов не существует в природе.

В самом деле, если бы подобное явление было открыто, то по своему значению оно было бы равно, например, расшифровке механизма наследственности, вызвало бы поток в тысячи работ, преобразовало бы лицо современной биологии, многими направлениями внедрилось бы в медицину. Но об информационном лучевом обмене внутри организма наука глухо молчит, о нем мы слышим только громкие голоса открывателей, и, что очень характерно, они публикуются не в научных изданиях, а в популярной прессе, где некому их опровергнуть профессионально. И это тоже ловушка, в которую авторы таких открытий загоняют себя сами. Значение таких открытий, если бы они действительно состоялись, было бы таково, что первооткрывателям не приходилось бы украшаться лаврами всяких сомнительных академий – они были бы лауреатами Нобелевской премии и почетными членами многих настоящих академий.

Здесь будет кстати отметить еще один характерный симптом у врачевателей, рекламирующих такие «открытия» - они любят украшать свое имя членством в различных самостийных академиях. В настоящие академии, как российские, так и зарубежные, ученые избираются коллегами за широко известные крупные достижения, проходя при этом жесткий конкурс. А вот как становятся членами иных академий, расскажу на примере Нью-Йоркской академии (не путать с Национальной Академией США, которая относится к числу настоящих высокоавторитетных и в которую избираются конкурсно по строгим правилам). Нью-Йоркская академия – это полностью коммерциализованное предприятие, чтобы стать ее членом, достаточно заплатить 100 долларов. А если кандидат не жадный и хочет иметь диплом в солидной рамке, чтобы повесить на видном месте в своей приемной, нужно добавить еще полсотни.

Очень характерный симптом, который должен настораживать неискушенного читателя, зрителя или слушателя рекламы, – это обещание излечить множество болезней одним средством или одним прибором. Только купите, и вы избавитесь от трехсот (и это не рекорд!) болезней. У древних греков такое всеизлечивающее средство называлось «панацеей». Но уже древние врачи поняли, что панацея – это несбыточная мечта. Зная теперь так много о человеческом организме, о его сложном устройстве, о том, как разнообразны механизмы развития разных заболеваний, мы понимаем, почему безнадежно мечтать о всеизлечивающем средстве. Панацеи нет, и реклама такого универсального средства от всех болезней (от хирургических до психических) - заведомая ложь, циничный расчет на неосведомленность в медицине большинства людей, тем более людей больных, напуганных своей болезнью, готовых довериться любому, кто поманит их надеждой на легкое излечение.

И еще один симптом рекламируемой панацеи. Ей нет никаких противопоказаний – все лечит и ничему не вредит. Это еще одна ловушка, в которую загоняют себя рекламеры чудодейственных пилюль и приборов. Если нет противопоказаний, то это означает, что и никакого действия это средство не оказывает. Потому что любое действующее средство обладает побочными, иногда очень сильными эффектами. Разверните описание любого медицинского лекарства или прибора, и вы найдете там ряд противопоказаний и ограничений к его применению. И чем эффективнее средство, тем строже ограничения.

Но как же, скажете вы, ведь вот люди, они убедительно рассказывают с экрана телевизора о своем чудесном излечении. Как быть с этим? Тут возможны два типичных случая. Либо это хорошие (и обычно хорошо оплачиваемые) актеры, не обязательно профессиональные, либо люди, просто очень уверовавшие в свое излечение. В медицине хорошо известно так называемое суггестивное действие веры в лекарство. Могут временно исчезнуть или уменьшиться боли, но развитие серьезного заболевания, конечно, не остановится. Когда изучается действие нового препарата, то параллельно с группой больных, которым дают этот препарат, другой группе таких же больных дают похожую таблетку, но без действующего вещества – так называемое плацебо. Это делается, чтобы отличить истинное действие нового лекарства от действия только веры в него. Вот с этим-то эффектом действия веры мы и имеем дело, когда видим на экране телевизора людей, уверовавших и уверяющих нас в целебной силе рекламируемого ими средства.

Я мог бы здесь привести конкретные примеры рекламы таких «квантовых генераторов», «волновых излучателей» и подобных им псевдолечебных приборов. Не меньше десятка из них прославляется по радио, телевидению и во многих печатных изданиях. Не хочу делать им дополнительную рекламу и только поэтому не упоминаю их адресно. Впрочем, в этом было бы мало пользы, т.к. собрав пенки с легковерных больных, фирмы быстро меняют название, а суть остается той же, точнее, никакой.

Полагаюсь на здравый смысл читателя, который сможет, пользуясь описанными мной симптомами пустышек, опознать их, не имея медицинского образования, и уберечь себя от лжемедицины, а свой карман от опустошения.

Но государство не может полагаться только на это, его долг – оградить народ от этого бедствия, принявшего размеры эпидемии. Думаю, лучшей защитой в современных условиях в России может стать обязательная профессиональная экспертиза всех приборов и устройств медицинского назначения перед их рекламированием. Проблема, однако, в том, как обеспечить добротность экспертизы. Реклама и сейчас сопровождается ссылками на множество патентов и на разрешения Министерства здравоохранения. Значит, этот фильтр недостаточен и недобротен. Нельзя оставлять это дело только в руках чиновников. Если конечное решение принимает чиновник, имя которого никому ничего не говорит, а должность завтра может измениться, то это не гарантирует достаточно высокого уровня профессионализма и не защищает от возможной коррупции.

Решение в нынешних условиях видится в том, чтобы профессиональная экспертиза приборов, методов и средств, претендующих на медицинское применение, была законодательно поручена двум организациям, обладающим высшей в стране компетенцией в своих областях. Это – Российская академия наук (биологическое, физическое и химическое отделения) и Российская академия медицинских наук. Главное сокровище каждого ученого, его «капитал», накопленный за жизнь – это его имя в науке, его научная репутация. Предложение передать права на экспертизу академическим ученым основано на том, что ни один серьезный ученый не станет рисковать своим именем, давая одобрение сомнительному средству: два-три таких случая и его репутация будет загублена необратимо не только как рецензента, но и вообще как ученого, а другой позиции в жизни у него нет.

Иосиф Гительзон

наверх


Средство для удаления жевательной резинки maximum scotch gum удаление загрязнений от жевательной.